Воскресенье, 16 июня, 2024
MNews24.ru
ДомойКультура«Талантливым надо помогать, бездари сами пробьются». Интервью с Сосо Павлиашвили

«Талантливым надо помогать, бездари сами пробьются». Интервью с Сосо Павлиашвили

— Вы поучаствовали в музыкальном развлекательном шоу на канале «Россия 1» «Поймай меня, если сможешь». В чем изюминка и уникальность этого проекта?

— Изюминка этого проекта в том, что людям дается возможность выйти на большую аудиторию. Но не просто людям, а именно талантливым людям, которые могут проявить себя не хуже, чем уже раскрученные звезды. Народ в нашей стране безгранично талантливый, а талантливым надо помогать, бездари сами пробьются. И нельзя не отметить замечательную работу ведущего шоу и уникальную обстановку, которая царит на проекте. Но самое главное, конечно, — дать дорогу молодым талантливым ребятам. Хотя нам и требовалось вычислить тех, кто совсем не умеет петь, но при этом старался изобразить, что умеет! Очень азартная игра!

— С вами в звездной команде были Татьяна Буланова, Ваня Дмитриенко и Ани Лорак. Как вам работалось с коллегами? Как проходили дискуссии в команде? Часто были споры?

— И Танечка Буланова, и Ваня Дмитриенко, и Ани Лорак — люди, которых я безмерно люблю, ценю и уважаю, и как творцов, и как обычных людей. Несмотря на их статус, они просто потрясающие люди, ценящие эту жизнь. С ними всегда интересно! А споров как таковых никогда не было, потому что мы уважали мнение друг друга. Конечно, где-то у нас это получалось, где-то — не получалось, но мы наслаждались временем, проведенным вместе.

— Ведущий программы — Владимир Маркони. Скажите, удивил ли он вас чем-то на съемках? Как вы к нему относитесь?

— Владимир Маркони — очень талантливый парень. Он очень хорошо чувствует зал, легко общается с людьми. И несмотря на его постоянную самоиронию, у него есть чувство собственного достоинства. Но самое главное — это его легкость в общении с аудиторией.

— В этом году вы получили премию «Шансон года», но сказали журналистам после вручения, что не ожидали получить награду. Почему не ожидали?

— Я не сильно избалован наградами, поэтому не ожидал. У нас появилась песня «Каждому свое», которую мы написали с моим другом и соратником Константином Губиным, и премьеру мы сделали как раз на радио «Шансон». Приятно, что наш труд так высоко оценили.

— Какое значение вообще имеют премии для артиста? Вам важно их получать?

— Когда ты получаешь награду — это всегда приятно. Есть, наверное, артисты, которые хотят всегда быть на виду и живут ради наград и премий — и в этом тоже ничего плохого нет. У меня немного по-другому, хотя ощущать себя победителем всегда приятно. Но это не самоцель. Я в первую очередь служу своим зрителям. Победителем должен быть зритель, который уходит с твоего выступления наполненный позитивом, надеждами и любовью. И зритель в этот момент должен хотеть делать только хорошее. Тогда ты понимаешь, что не зря живешь. А награды — пусть будут.

— Что важнее — похвала музыкального критика или благодарность зрителя?

— Музыкальный критик — это тот же зритель. Ведь когда он тебя оценивает, он тебя слушает, а значит — превращается в такого же зрителя, слушателя, просто со специальным образованием. Поэтому похвала от музыкального критика и от обычного зрителя — это по большому счету одно и то же. Но, конечно, приятно, что в глазах музыкального критика ты чего-то стоишь. А сколько раз было, что музыкальные критики, дай Бог им здоровья, тебя критикуют, а твои концерты от их критики не становятся менее успешными! А потом проходит время, и музыкальные критики говорят: «Ой, мы были неправы». Такое тоже случалось. Однозначно — все решения, касающиеся твоей творческой судьбы, принимает зритель. Тот, для кого ты выступаешь. Если мнение зрителя в зале совпадает с мнением музыкального критика — это очень приятно. Значит, ты идешь правильным путем. Хотя главный — все равно зритель.

— В вашей биографии сказано, что вы увлеклись эстрадой во время службы в советской армии. Чье творчество пробудило в вас желание тоже выступать?

— Да, по большому счету первое соприкосновение с эстрадной музыкой случилось у меня во время службы в армии. Мне очень нравились грузинские эстрадные исполнители: «Театрон», ВИА «75», «Древо желания» — все они были очень стильными, талантливыми, креативными музыкантами. В группа «ВИА Иверия» я даже имел честь на протяжении трех лет быть солистом. Еще мне очень нравился альбом Давида Тухманова «По волне моей памяти», нравились «Песняры» с их невероятным многоголосьем. Советская эстрада была уникальной, потрясающей, очень душевной. Но в основном я очень любил, конечно, грузинскую эстраду. Они были реальными фирмачами.

— В Грузии существует богатая песенная традиция. Вы используете приемы традиционного грузинского вокала в своем исполнении?

— Моя генетика, конечно, свое делает. И это отражается в тембре моего голоса и в акценте. Но национальная грузинская музыка — это абсолютно другое измерение, другой мир. Грузинское народное фольклорное песнопение, кстати, охраняется ЮНЕСКО.

— Поете ли вы за столом во время застолья? Если да, то что?

— На застольях я пою свои песни, которые любят мои близкие. Но я нечасто это делаю, потому что редко бываю на застольях — нет времени. Раньше мы чаще встречались, и я пел и свои песни, и грузинские городские романсы.

Телеканал «Россия 1»

— Ваша творческая карьера началась при Перестройке. Начала ли уже тогда разрушаться советская система организации концертов? Кто занимался вашими делами, кто продвигал вас как артиста?

— После развала СССР я уже был обладателем двух гран-при «Юрмала-89» и «Ступень к Парнасу». С последним мне очень помогла великая певица Ирина Понаровская. Мы с ней сделали потрясающую программу и выступили с множеством сольных концертов. Но огромная заслуга Ирины Понаровской в том, что меня после Юрмалы не забыли, а наоборот — еще лучше узнали. Ирина пела мои песни и везде это декларировала, что вызывало огромный интерес у его величества зрителя. А дальше — как Бог вел, так и ведет до сих пор. У меня никогда не было ни продюсеров, ни спонсоров, ни званий, ни хит-парадов, ни каких-то там ротаций. И, конечно же, моим самым главным мотиватором всегда был зритель.

— Исполняете ли вы на концертах песни на грузинском языке?

— Да, конечно. И делаю это с огромным удовольствием. И с огромным удовольствием эти песни принимает мой дорогой зритель.

— В Подмосковье у вас целое хозяйство — как сообщали СМИ, вы держите кур. Почему решили обзавестись птичником? Кто за ним ухаживает?

— Да, у меня куры, петухи. В детстве я много времени прожил в деревнях в разных уголках Грузии. Поэтому у меня всегда была мечта, чтобы утром меня будили петухи. И, знаете, им это удается! Но очень деликатно, ненавязчиво. А какое огромное счастье, когда курочка дарит тебе яички — это так здорово, сразу ощущение детства. Еще у меня дома живут семь кошек — часть из них бродячие, которых мы приютили, но есть и породистые, которых мы потом приобрели. Ухаживаем и сами, и наши помощники.

— Есть ли планы по расширению подсобного хозяйства?

— Пока нет, пока всего хватает.

— Сообщают также, что вы владеете грузинским рестораном — он находится в Москве? Вас часто можно там встретить?

— Ресторан «Мукузани» мы открыли вместе с друзьями — они предложили, и я удовольствием согласился. Встретить меня там можно нечасто, потому что меня практически не бывает в Москве. Но если бываю, то с удовольствием туда захожу.

— Какие блюда из своего ресторана вы любите?

— Там все вкусно! Я не могу выделить что-то одно, потому что, действительно, все вкусно!

— Какое блюдо, может быть, из детства, — ваше любимое?

— Наверное, лобио. Это настоящая крестьянская еда. А когда я приезжал в деревню, что очень любил есть мчади, домашний имертинский сыр и цыпленка в ежевичном соусе. Моя бабушка это блюдо готовила просто невероятно!

— Кто готовит в вашей семье?

— Все. И Ира (супруга — «Газета.Ru»), и девчонки, и наши помощницы. Иногда я сам готовлю. Так что вкусная еда у нас всегда есть, слава Богу!

— Шашлык — это мужское дело?

— Я думаю, да. Там огонь, шампуры, горячее мясо — это мужская энергетика. Но самое главное — хорошо замариновать мясо!

— Писали также, что вы планируете открыть ресторан узбекской кухни. Почему именно узбекской?

— У нас с друзьями был ресторан узбекской кухни «Шабада», но на его месте сейчас построили новый жилой комплекс. Старый ресторан пошел под снос, но сейчас мы достраиваем новый ресторан, чуть дальше от того места, где был старый. Так что будет новый ресторан «Шабада» — очень вкусный и красивый. Надеюсь, Новый год мы встретим в новом ресторане.

— В какой культуре вы воспитываете и воспитали детей? Они говорят по-грузински?

— Мой сын очень чисто говорит по-грузински, потому что он рос в Тбилиси до 15 лет — и мы продолжаем с ним общаться на грузинском. Девчонки, Лиза и Сандра, они, конечно, по-грузински не говорят, но все понимают. Они очень хотят приехать в Грузию к родственникам. Думаю, пару раз съездят и тоже заговорят по-грузински. Девочки несколько лет занимались грузинскими танцами, были частицами большого грузинского коллектива, и на них это очень положительно повлияло.

— Вы не раз высказывались в поддержку традиционных семейных ценностей. На ваш взгляд, в наше время нужно ли их защищать законодательно? Или, может быть, они сохранятся естественным образом?

— Я думаю, надо, но принуждать — не очень хорошо. Главное, своим примером показать детям, что честь семьи и семейные ценности — это самое главное после Бога. Отношения между отцом и матерью должны быть абсолютно прозрачными и основанными на взаимном уважении. Ведь основа всего — это, конечно же, любовь и уважение друг к другу. И когда дети растут в таком гнезде, семейные ценности и честь семьи для них всегда будут в приоритете. Когда ребенок видит, что его семья сплоченная, как волчья стая, он с детства знает, что такое хорошо, а что такое плохо, знает, к чему надо стремиться. Законодательно? А почему бы и нет. Добро, ценности и боголюбие надо всегда защищать.

Источник

Интересное
- Advertisment -
MNews24.ru

Most Popular